Назад к списку

5 вопросов начинающему коучу от ментор-коуча. (Анна Лебедева)

anna_flowers.jpg
Я познакомилась с коучингом в 1999 году, работая в компании Dirol. Как специалисту по обучению и развитию, мне поручили выстроить процесс обучения сотрудников различным навыкам. Я замечала, что после проведенного тренинга у участников в памяти остается совсем небольшой процент знаний (а навыков - еще меньше) и хотела найти способ увеличить эту долю. Я создавала различные пост-тренинговые группы, пробовала новые методики обучения.

В корпоративной бизнес-школе один из преподавателей по лидерству разительно отличался от других стилем и ощущением открытости. Я стала интересоваться, какие технологии работы он использует в преподавании и узнала, что он является коучем. Именно на его курсе я получила тот долгосрочный эффект от обучения, который хотела давать участникам своих тренингов. Я спросила у него, где можно научиться коучинговым технологиям, он подсказал мне несколько первоисточников и в 2002 году я нашла Мэрилин Аткинсон. Материал, который она давала на программе по коучингу, произвел на меня сильное впечатление. Я получила новые навыки и начала в них тренироваться.  

В эриксоновский коучинг я пришла, как к себе домой, это было именно то, что я искала. Мэрилин была моим первым ментором в коучинге – человек с огромным опытом, энциклопедическими знаниями, который общается уважительно и на равных. Меня это всегда особенно восхищало, поражало и помогало становиться лучше. 
 
Через некоторое время я перешла на работу в корпоративный университет «Вымпелком», где системно занималась развитием управленцев. Именно там у меня была прекрасная возможность применять коучинговые технологии в действии. Мэрилин Аткинсон обучала сотрудников акционера – норвежской компании Telenor, у нас даже была возможность поехать к ней на тренинг тренеров. Я попала в очень лояльную к коучингу корпоративную культуру. 

Мы набирали людей из разных отделов (коммерческого, колл-центра) для обучения на позицию тренера. Региональные офисы очень нуждались в тренингах и нам была поставлена амбициозная задача вырастить внутренние кадры. Мы отбирали людей по «колесу компетенций», создавали для каждого индивидуальный план развития. Каждый месяц мы с коллегами проводили собеседования с этими тренерами, а в парах они давали друг другу обратную связь в коуч-формате. Эта работа принесла хорошие результаты: 20 человек выросли в тренерстве, мы набрали еще 20 стажеров. Параллельно я отвечала за 9 модулей программы развития управленцев, мы добавили небольшой ознакомительный модуль «Как управлять в коуч-стиле».
 
Когда настала пора идти дальше, я начала свою карьеру коуча. Я растила свой профессионализм, получала международную сертификацию и работала ассоциированным коучем с несколькими компаниях-провайдерах, которые обеспечивали для меня поток клиентов (даже если оплата услуг такой компании составляет половину моего гонорара, я считаю такое партнерство честным и целесообразным).


 
А сейчас я предлагаю Вам 5 вопросов, ответы на которые в значительной мере определили мой профессиональный путь. Их полезно задавать себе и в начале построения практики, и опытному специалисту.

Что я предлагаю?
 
Наша задача - согласовать, что же такое коучинг ICF, а что им не является. Перед началом работы важно обозначать, по каким этическим стандартам Вы работаете (конфиденциально, без обратной связи). Клиент должен понимать, что не получит от меня оценки своих сотрудников ни за их спиной, ни перед их лицом. За оценку персонала можно заплатить другому специалисту, на это выделяются отдельные большие бюджеты и профессионалы на рынке известны.
Когда мы стали создавать Эриксоновский Университет в России и выходить на рынок с коучингом по стандартам ICF, то обнаружили с удивлением, что понятие “коучинг” известно бизнесу довольно давно, но включает в себя совсем не то, что мы под ним понимаем. Примеры я видела в фармацевтической и FMCG отраслях: “полевым” коучингом там называют “двойные визиты”, когда менеджер-ментор со своим менти (например, начальник с подчиненным) идут в аптеку (или магазин), начальник наблюдает за переговорами, а потом дает обратную связь по определенному чек-листу. Обратная связь идет и позитивная, и для работы над ошибками. По сути это взаимодействие является менторингом, не имеет связи  с коучингом. 
Коучинг создает осознанность и ответственность, как коуч, я за конгруэнтность и естественность. Коучинг не про насилие по отношению к себе, он про свободу и спонтанность. Я убеждена, что в каждой ситуации есть возможность оглядеться и найти ту дверь, через которую можно войти в новую жизнь.  
 
Кому я предлагаю коучинг?
 
Вы предлагаете услугу со специфическими характеристиками. В чем ее уникальность? Кто Ваша целевая аудитория? На какой нише Вы хотите сосредоточиться? Ко мне часто обращаются за рекомендациями по развитию практики, спрашивают: «Почему у меня не получается пробиться в эту нишу? Что нужно сделать?» Как ментор по построению бизнеса я связываю отсутствие успеха на рынке с недостаточным интересом, отсутствием эмпатии к реалиям именно этой клиентской группы. Действительно ли вы хотите работать с этими людьми? Я - искренне люблю своих клиентов, мне с ними интересно, я ими восхищаюсь, не только как профессионал, но и как человек.

Почему мои услуги стоят именно этих денег?
 
Парадокс профессии коучинга состоит в том, что сложности с продвижением возникают именно у тех специалистов, у которых своего коуча как раз и нет! Один из способов продвижения себя на рынке, который действительно работает – постоянно оплачивать услуги собственного коуча. Когда сам оплачиваешь работу другого специалиста, у тебя есть понимание, почему коучинг срабатывает лично для тебя, спектр решаемых задач и ощущение того, что инструмент работает.  

Где мои границы возможного?
 
С годами я поняла границы применения своих технологий. Я с уважением сотрудничаю с психотерапевтами и как клиент, и рекомендую их своим клиентам коучинга. Я обращаюсь к тем психотерапевтам, которые прекрасно сочетаются с эриксоновским подходом (они либо очень близки по духу и философии, либо учились у нас). Я могу аккуратно порекомендовать клиенту обратиться к коллеге-психотерапевту по поводу определенных тем, например, сильных эмоций. Мне не нравится, когда говорят: «Анна, нужны только вы, никто иной мне не поможет!» Я призываю работать в командах,  знать нескольких психологов, психотерапевтов, которые могут помочь в работе с теми запросами, с которыми коучинг не очень эффективен.

В начале коучинговой практики у меня был клиент, который не проинформировал меня о том, что принимает антидепрессанты и раз в полгода ложится в больницу. Тогда я была полна веры в то, что коучинг – почти что панацея, которая срабатывает всегда и усиленно работала с этим человеком. Про психотерапию у меня тогда было расплывчатое понимание, так как в рамках коучингового обучения я ей не училась. В эриксоновском коучинге есть инструмент «корневой ценности», за полгода работы мы проводили ее четыре раза, после этих сессий я чувствовала себя особенно уставшей и не понимала, что я, как коуч, делаю.  Потом, после завершения наших отношений он признался, что принимает препараты и регулярно проходит курс лечения в стационаре. Если бы я знала об этом, я бы посоветовалась с коллегой, обратилась к супервизору и узнала бы, что в таких случаях эффективность коучинга проявляется гораздо медленнее. Этот клиент испытывал трудности и работал не только со мной, но и с другими коучами, сложности возникали и у них. В своей практике Вы обязательно будете встречаться с клиентами, которые не откликаются на коучинг, очень важно понимать, что это не является упреком Вашему профессионализму, просто очерчивает границы Ваших возможностей.

Зачем я это делаю?
 
Работа коуча плотно связана с поиском смысла. Я всегда знала, что нахожусь в этой профессии не из-за денег, их легче заработать и по-другому. Мне понадобилось несколько лет, чтобы выйти на тот уровень дохода, который был у меня в корпорации, но путь стоил этих усилий. Я хочу делать свою работу со страстью, с огоньком, и работаю в той сфере, которая заряжает меня энергией. Для меня всегда было важно достигать желаемых результатов с радостью, делиться ей со своими клиентами. Бывает так: компания оплатила сотруднику какое-то количество сессий, но сам он в них не заинтересован. Может пропускать встречи, менять планы в последний момент. В таких случаях я не навязываю свои услуги, отхожу в сторону. Взрослые люди сами принимают решения касательно своего будущего.


Возможно, мой опыт станет Вашим источником вдохновения и веры в свои силы. Дорогу осилит идущий!


Анна Лебедева
директор представительства 
Международного Эриксоновского Университета коучинга в СНГ


Подготовила Вероника Заец


Назад к списку


Ближайшие
тренинги
  • COACH MASTERY: Сессия 7. Компетенции ICF Прямое общение.
  • 28.02.2018
  • Москва
  • Регистрация закрыта
  • COACH MASTERY: Сессия 8. Компетенции ICF Создание осознания.
  • 21.03.2018
  • Москва
  • Регистрация закрыта