Назад к списку

Последний шанс на исправление (Ян-Георг Кристианссен)

Анатолий Витковский;
Ян Георг Кристиансен
 
 
Коучинговый подход помог школе, оказавшейся на грани закрытия, найти ресурсы, чтобы стать лучшей школой в Норвегии
 
В современном образовании все активнее используются коучинговые подходы – подходы, помогающие человеку прояснять и осуществлять личностно-значимые цели. 
 
Особенно широкое распространение эти практики получили в Норвегии. А успешность вхождения коучинга в норвежские школы эксперты связывают с именем Яна Георга КРИСТИАНСЕНА, руководителя «Эриксоновского университета Нордик». Мы попросили Яна Георга рассказать об этом опыте. 
 
– Ян Георг, что побудило вас проводить коучинговые беседы в школах?
 
– Все началось с моего знакомства с Полом Риисом, директором гимназии Уллерн, расположенной в коммуне Аскер (коммуна – территориально-административная единица в Норвегии. – А.В.). Знакомство произошло в 2001 году, когда школа переживала очень трудный период. Она имела плохую репутацию: ученики слабо учились, были проблемы с алкоголем и наркотиками, полиция приезжала каждую неделю. Власти собирались школу закрыть, но прежде дали ей последний шанс на исправление.
 
Я же оказался в этой гимназии по приглашению местного инспектора школ, который знал меня как эксперта по работе со сложностями в овладении навыками чтения и письма (дислексия была типичной проблемой учеников гимназии Уллерн. – А.В.).
 
И я начал учить школьников стратегиям эффективного обучения, помогая им научиться лучше читать и писать. А чтобы усилить эффект, стал практиковать коучинговые методы работы с подростками и учителями. Ведь недостаточно знать стратегию, надо еще уметь ее применять, и применять регулярно. Но для этого у школьника должно быть ясное понимание: для чего мне все это нужно? что я делаю в школе? зачем я здесь? У большинства учеников гимназии Уллерн, как и во многих других школах, своих ответов на эти вопросы не было. Ребята понимали, что в школу их отправили родители, и «конечно, если бы я сам мог выбирать, я бы быстро сбежал отсюда – из этой тюрьмы с понедельника по пятницу, которая называется школой». Когда у подростка такая установка, знакомство даже с лучшими способами освоения учебного материала ничего не изменит.
 
Поэтому я стал проводить с ребятами коучинг-беседы, чтобы они учились осознавать свои жизненные перспективы, ставить ближайшие и дальние цели и таким образом становиться хозяевами своей жизни. Мы начали с того, что более всего было интересно ребятам «здесь и сейчас»: спорт, отношения со сверстниками другого пола, собственный статус в классе, учебные проблемы… Мы вместе старались понять, чего в этих областях им хотелось бы достичь, какие здесь могут быть цели? Затем обсуждали, какие позитивные изменения могут произойти через два года, пять лет и в более дальней перспективе, какие ресурсы им потребуются для реализации этих планов. И здесь конечно же мы касались темы образования, которое очень значимо для решения многих жизненных задач, особенно базовые навыки чтения и письма. Как только школьник обнаруживал эти связи, у него появлялся личный интерес, зарождалось иное отношение к учебе. Поскольку коучинговые инструменты помогают преодолевать всевозможные трудности и реализовать самые разные задачи, у подростков крепла уверенность в себе, они начинали смотреть на свои собственные возможности более оптимистично.
 
Как написал после этих занятий один школьник, у которого были большие проблемы в обучении: «За двадцать часов с Яном Георгом я научился большему, чем за пять лет обучения в гимназии».
 
Успехи были настолько ощутимы, что меня попросили рассказать родителям о нашей работе с детьми и педагогами. В результате родители решили профинансировать курс их совместного обучения с детьми. А вскоре и директор попросил меня о первом коучинговом разговоре с ним…
 
Через четыре года, в 2005 году, гимназия Уллерн была официально объявлена одной из лучших школ Норвегии.
 
– Расскажите подробнее о том, как вы работали с учителями.
 
– Когда я только начинал применять коучинговый подход в работе с педагогами, это было чем-то экстремально новым для норвежских школ. И для меня это был вызов. Я должен был найти какой-то новый язык, чтобы расширять представления педагогов об их профессиональных возможностях.
 
Почему я говорю о поиске языка? Потому что невозможно сразу ввести педагогов в непривычную для них сферу коучинговых практик.
Когда человек слышит о чем-то, для чего в его языке нет названия, он либо отторгает это, либо воспринимает через призму старых мыслительных шаблонов, отождествляя новую информацию с чем-то уже известным: «Так ведь и я делаю то же самое». Кстати, это естественная реакция на типичную ошибку пропагандистов новых подходов.
 
Нельзя прийти и поломать сложившуюся в школе культуру, а затем на ее обломках построить что-то новое. Чтобы быть понятым и принятым, надо встретиться с учителями в «их мире», начать с опоры на то, что они уже умеют, чтобы затем усилить и дополнить эти навыки. Ведь коучинг не конкурент преподаванию, а дополнение к нему.
 
Поэтому вначале я знакомлю учителей со шкалой коммуникаций – это инструмент из сферы коммуникативных стратегий, расширяющий представление о возможностях профессиональной коммуникации. В чем суть? Представьте себе линию с двумя полюсами. На левом полюсе находится зона авторитета. Это полюс прямых команд и приказов. Как в армии, где есть младшие и старшие по званию и старшие отдают приказы младшим.
 
Если мы начнем двигаться по этой шкале вправо, то следующей точкой будет зона советов. Еще правее – сфера учительства и консультирования. Затем – наставничество, когда, например, более опытный профессионал помогает юному коллеге освоить какую-то область деятельности. Слова, соответствующие этой части шкалы (от левого полюса и далее – вправо): руководить, командовать, направлять, давать советы, рассказывать, передавать опыт, давать обратную связь… То есть это действия, которые характеризуют навыки лидера. И способность давать обратную связь среди них – наименее директивный тип взаимодействия, который находится где-то в середине шкалы. А что еще правее?
 
Следующие точки на шкале – это умение задавать вопросы, способность воспроизвести суть сказанного собеседником, умение слушать. Самая крайняя точка правого полюса – это позиция, когда один человек внимательно слушает, задает вопросы, а собеседник размышляет вслух, пытаясь найти оптимальное для себя решение. Это мы называем зоной эриксоновского коучинга – пространством, свободным от каких бы то ни было директив и рекомендаций. Ведь коуч не дает советы, он создает условия, чтобы человек пришел к лучшему для себя решению самостоятельно.
 
И вот мы с учителями составляем такой словарик, отражающий разные позиции в процессе профессиональной коммуникации. Каждая позиция важна, поскольку может оказаться оптимальной при решении конкретной педагогической задачи в определенных условиях. И существуют инструменты, позволяющие в каждой из этих позиций сделать коммуникацию более продуктивной.
 
Я говорю об этом учителям и задаю вопросы: «Чему бы вы хотели научиться? Навыки взаимодействия в какой коммуникативной позиции хотели бы освоить?» А поскольку к этому времени педагоги уже примеривали шкалу к себе, то слышу в ответ: вот это я уже умею, это использую редко, может быть, слишком редко, а в таком-то стиле я еще не работал…» То есть учителя высказывают много разных запросов на обучение, в том числе и запросы на освоение коучингового стиля коммуникации.
 
– А как вы выстраивали процесс обучения педагогов именно коучинговому подходу?
 
– Конечно, можно было начать с определений, но они мало что дают для понимания сути дела.
Тем более когда в аудитории сидят люди, которые видят меня в первый или второй раз в жизни и мало что знают о коучинге. В то же время у каждого из них есть свои конкретные проблемы и интересы. И я предлагаю им поработать с тем, что интересно им самим. Например, апробировать коучинговые инструменты в работе с проблемами, которые их волнуют в настоящее время. А чтобы это стало возможным, провожу демонстрацию – предлагаю выйти на сцену добровольцу с какой-то проблемой, которую ему хотелось бы решить. Задачи могут быть самые разные. Например, трудности в обучении ученика, которому не дается математика или письмо. Или – что делать в ситуации, когда ученику было интересно все, а сейчас он уклоняется от участия в общешкольных делах, перестал делать домашнее задание. Или – неумение навести порядок в классе в начале урока...
 
Так вот, доброволец выходит к доске, и я начинаю с ним работать, демонстрируя какой-либо из инструментов коучинга, например, открытые вопросы или навык присутствия. И аудитория видит, что в течение 10 минут беседы в коучинговом стиле учитель приходит к интересным идеям решения своей задачи. Причем он получает от беседы гораздо больше пользы, чем ожидал. Естественно, у зрителей возникает масса вопросов по поводу того, что происходило на сцене. А я говорю, что сейчас отвечу только на технические вопросы, которые важно прояснить, чтобы вы могли протестировать этот инструмент в парах. Остальные ответы дам после завершения.
 
Некоторое время учителя работают в парах со своими реальными проблемами, и в процессе этой работы – замечательный эффект! – 90 из 99 вопросов снимаются как бы сами собой. Почему? Потому что учителя работают со значимыми для них вещами. И такой эмоционально окрашенный опыт дает для понимания больше, чем десять объяснений.
 
После этой работы мы можем плодотворно поговорить о том, от чего зависит результативность применения коучинговых инструментов. От чего же? Прежде всего это особое отношение к человеку. В основе, если говорить о позиции эриксоновского коуча, лежат принципы известного психолога Милтона Эриксона (отсюда название нашей школы – эриксоновский коучинг). Вот эти принципы.
 
Каждый хорош таким, каков он есть (если вам что-то не нравится в поведении человека, это не значит, что с ним что-то не так). В каждом изначально заложены все ресурсы, которые необходимы ему, чтобы быть успешным. Каждый человек может расти и изменяться всю жизнь. Люди всегда делают наилучший выбор, который могут сделать в данный момент, основываясь на доступных им возможностях. И только сам человек знает самое правильное решение для любой цели своей жизни.
 
Таким образом, применять инструменты коучинга – это означает не только слушать и не давать советов, но и то, как вы внутри себя оцениваете слова другого человека. Это именно вопрос доверия к человеку, веры в его способность принять верное решение.
 
Конечно, это также и набор определенных навыков, в том числе навыка полного присутствия в моменте. Владение им предполагает способность коуча (или учителя, применяющего инструменты коучинга) вести разговор так, чтобы в нем максимально раскрылся мир собеседника, например, ученика.
Хорошая коучинговая беседа – это когда человек все меньше замечает того, кто с ним говорит, и все больше погружается в размышление о важной для него цели, проблеме, задаче. Такая беседа помогает человеку войти в более тесный контакт с собой, своими внутренними ресурсами и прояснить картину будущего.
 
 
 
 
  



ОБ АВТОРЕ

Ян-Георг Кристианссен, сертифицированный коуч и тренер Международного Эриксоновского университета коучинга, живет и работает в Норвегии. С начала 90-х работает консультантом и коучем в различных частных и государственных школах, возглавляет представительство МЭУ а Норвегии.
Соавтор двух книг о коучинге: "Коучинг в школах – личный гид ", "Профессиональные диалоги - Коучинг и родственное мышление в школах".
 

 

 

КНИГИ

"Коучинг в школах – личный гид ".  (2005, Pedlex, Klyve, Kristiansen, Riis (Книга на норвежском, 60 страниц, 1 глава переведена на английский).

 

"Профессиональные диалоги - Коучинг и  построение отношений  в школах".(2008, Universitetsforlaget, Riis, kristiansen) (Книга на норвежском, 280 страниц).

  

 

  

Назад к списку


Ближайшие
тренинги