Назад к списку

Коучинг — зона, свободная от советов. (М. Аткинсон)


«Менеджер по персоналу»:
Мэрилин, позвольте задать вопросы, которых вам еще не задавали. Дуглас МакГрегор говорил о теории Х и теории Y (О ТЕОРИИ СМ. ВНИЗУ СТРАНИЦЫ), может быть вы готовы предложить свою «теорию К» — от «коучинг» («Theory C», Couching), сформулировать самое общее представление о человеке, лежащее в основе философии коучинга?

Мерилин Аткинсон: Чудесный вопрос! Я как раз недавно закончила книгу, посвященную именно этому вопросу. Возможно, Вы знаете что буква, с которой начинается слово человек (в английском — Н, human) состоит из двух вертикалей, соединенных горизонтальной чертой, этот символ изначально обозначал Бога. Корневой звук в древней индоевропейской культуре означал «человеко-Бог», человек как воплощение Бога. Его тело — жизнь, руки простираются к другим людям, указывая на отдаленные цели. В какой-то момент наши руки начинают тянуться вверх, к небесам, к мистерии, к тайне того, что есть наша жизнь. И тогда мы начинаем расти, мы становимся больше того, что мы есть сегодня. Мы раскрываемся, чтобы стать человеком, и это раскрытие происходит в течение всей нашей индивидуальной жизни. Этот символ действительно представляет собой человека.
Коучинг основан на этике взаимоотношений, это способ увидеть настоящего человека. Когда мы сфокусировали наше внимание на человеке, мы можем использовать любой инструмент, любую технику, уместную в данной ситуации. Но все же суть нашей работы, которую мы называем «коучинг», — люди. Коучинг открывает в людях такие способности и возможности, о которых они даже не подозревали!

МП: Замечательный символ. А как для прагматиков от бизнеса перевести вашу философию человека в технологии управления?

М. А: Это очень легко сделать. Я много работаю с большими компаниями, цель которых — изменить, преобразовать свою корпоративную культуру. Если на всех уровнях компании реализована коучинговая культура, это значит, что руководители всех уровней, все сотрудники вдохновлены тем, что они делают, они более инициативны, эффективнее проводят деловые встречи, чаще общаются, настроены на выполнение миссии компании, видение будущего их вдохновляет. Значит в компании реализовано «правило лучшей практики». Я видела, как компании становились во много раз более полезными для их владельцев именно благодаря тому, что внедряли коучинг. Мы располагаем обширными статистическими данными за восемь лет, которые подтверждают, что это происходит, проясняют, как именно это срабатывает. И это очень детализованные исследования. Не все компании я могу назвать, но, к примеру, в данный момент мы работаем с канадским Министерством почты, где в коучингом охвачено 80 тыс. человек. Моя задача заключается в том, чтобы то, о чем мы говорим как о теории, воплощалось в практику.

МП: Связанный с предыдущим вопрос: какие конкурентные преимущества получает компания, если ее менеджеры начинают думать в стиле коучинг и относиться к людям в стиле коучинг?

М. А.: Происходят изменения к лучшему по многим параметрам. Как правило, компания становится более конкурентоспособной, прежде всего за счет увеличения энергетики. Большее число сотрудников начинает проявлять инициативу, они предлагают новые идеи и находят новые направления развития. В компании формируются креативные команды, люди более эффективно работают друг с другом и за счет этого достигают лучших результатов, которых конкурентам (при прочих равных обстоятельствах, но — минус коучинг) труднее добиться.

МП: Они быстрее меняются и успевают лучше адаптироваться?

М. А.: Да. Кроме того, в ключевые моменты, связанные с радикальными изменениями, сотрудники остаются гораздо более лояльными к своей компании. А значит конкурентам и «охотникам за головами» гораздо труднее (практически невозможно) перекупить этих людей за деньги, потому что они находят на работе то, что доставляет им радость.

МП: Имея статистические данные по использованию коучинга в большом количестве компаний за восемь лет, может быть, вы уже разработали определенную метрику и можете измерять его эффективность в цифрах? Это позволило бы говорить с менеджерами на одном языке…

М. А.: Да, мы действительно много работали над этим. Есть вполне измеримые конкретные параметры, такие как снижение текучести кадров, уменьшение количества больничных. Кроме того, есть параметры, которые увеличиваются: например, работники предлагают гораздо больше инициатив снизу, высказывают новые предложения, идеи по открытию новых направлений бизнеса, более вовлекаются в свою деятельность. Как правило, улучшается качество сервиса, поступает больше позитивных отзывов от клиентов.
Есть различные инструменты, которые позволяют измерить параметры эффективности: мониторинг степени удовлетворенности клиентов, оценка «3600» для руководства и т. д. Это одно из преимуществ коучинга, поскольку он по природе своей «количественный» — построен на метрике, на измерении.

МП: А как теория коучинга связана с понятием компетенции? Можно ли считать, что коучинг развивает компетенцию саморазвития?

М. А.: Да. Коучинг — это исключительно действенный набор инструментов для саморазвития. Он помогает людям не только повышать качество работы, карьеры, но и жизни в целом. По сути коучинг — это пробуждение в людях интереса к процессу саморазвития.
Большинство людей в минимальной степени заинтересованы в саморазвитии, личностном росте. Они активно развивались, когда были детьми, но, повзрослев, забыли об этом на долгие годы. Работа с коучем вновь зажигает в них интерес: люди начинают думать о новых знаниях, о новых областях, в которых им хотелось бы расти. И, что, я считаю, особенно важным в наше время, люди начинаю думать о том, что называется наследием. О том, что я сделал и что смогу передать другим людям, чем я смогу поделиться.

МП: Скажите, как с вашей точки зрения связаны развитие человека и развитие бизнеса? Что первично?

М. А.: Чудесный вопрос! Как растет человек, какими способами обеспечивает свой рост? И как растет компания? Можем ли мы провести параллели?
Сначала организация «зарождается» на основе одной или двух идей, затем постепенно формируются внутрикорпоративная культура, миссия, видение — некие общие идеи о ее предназначении, о том, ради чего эта компания существует. Это «детство» и «взросление». Есть разница между человеком, который живет, осознавая свое предназначение и принимая ответственность за свой выбор, и человеком, который «просто живет» — так, как жизнь складывается. Компания с коучинговой культурой также отличается от компании с «традиционной» культурой осознанным выбором своего будущего и ответственностью за его реализацию. А еще — гибкостью, которую дает многообразие раскрывшихся человеческих способностей, и энергетикой.
Что изменяется и в человеке, и в компании, которые начинают работать с коучем? Прежде всего, они выстраивают свои приоритеты: что более важно, что менее. Люди и организации получают ясный ответ на вопросы: «Чего мы хотим?», «Как мы можем этого достичь?», «Как нам продвинуться для достижения наших целей?», «Как мы узнаем, что добились того, что хотели?». Они лучше понимают, какими ресурсами они располагают, в том числе временем и энергией, и насколько эффективно они ими распоряжаются.
С компанией происходит то же, что и с отдельным человеком. Компании начинают очень ясно формулировать свои планы на десять лет вперед. Понимают, как они будут продвигаться к своему будущему, как смогут развивать и делегировать лидерство, по мере того, как будут расти и развиваться, как лучшим образом смогут распорядиться временем и энергией сотрудников компании, смогут ли открыть новое направление в бизнесе, создавать бизнес-кейсы в ключевых областях, в которых они работают.
И еще один очень важный момент — люди начинают получать больше радости от своей работы. Три четверти своей жизни мы проводим на рабочем месте. Так пусть это будет игра, которая стоит того, чтобы потратить на нее три четверти нашей жизни!

МП: Мерилин, скажите, пожалуйста, за свою многолетнюю практику вам встречались ситуации, когда коучинг нельзя применять?

М. А.: Да, конечно. Если у людей слишком много нерешенных личных проблем, и эти проблемы, относящиеся к сфере психологии, постоянно поднимаются на поверхность, то им нужно работать с психологами. В таких случаях, для того чтобы человек смог сформулировать вопрос «Чего я хочу?» и начать осознанно искать на него ответы, ему нужно поработать с психологами, гармонизировать свое внутреннее состояние.

МП: Что бы вы посоветовали людям, которые поверили в коучинг и будут стараться внести культуру коучинга в свои компании? Можно ли одному человеку изменить культуру организации?

М. А.: Да, можно. Я довольно много усилий трачу на то, чтобы создать соединенность людей, поверивших в коучинг, наладить между ними контакты. Поддерживая друг друга, они больше смогут сделать. А затем в их компаниях появятся единомышленники, люди сходных взглядов, потому что когда коллеги видят реальные результаты и достижения, они сами включаются в коучинг.

МП: То есть вы считаете, что изменение всей компании может вырасти вот так из одной точки?

М. А.: Да, держу пари, что это так. Понимаете, коучинг — это не одна точка, это скорее приливное течение. Как сложившийся подход коучинг стабильно существует уже тридцать девять лет, мы можем встретиться с ним практически в любой точке земного шара. Это единственное стабильно растущее движение в двадцать первом веке, потому что его цель — человеческое развитие.

МП: Неофиты всегда полны энтузиазма. От каких типичных ошибок вы могли бы их предостеречь?

М. А.: Я считаю, что им нужно как можно раньше специализироваться и начать собственный бизнес. Чем лучше мне удастся поддержать людей в том, чтобы они с самого начала ясно представили себе, как будет выглядеть их коучинговый бизнес, тем эффективнее они будут продвигаться. Иногда человек с очень хорошими задатками коуча не развивает свой бизнес, не уделяя ему достаточно внимания. Тогда он теряет свое время и энергию.
Другие ошибки… Иногда коучи слишком расширяют свою практику и перестают уделять должное внимание своему собственному развитию. Наш сертифицированный курс постоянно развивается, он не является «каноническим», жестким, застывшим. Это скорее некая точка роста, то, что называется «золотым стандартом» в коучинге. Но базовый курс — это только начало пути длиною в жизнь. Чтобы успевать за изменениями, коучам нужно продолжать расти, развиваться самостоятельно, пользуясь всеми инструментами, которые у нас есть. Тогда они смогут быть максимально гибкими с различными людьми в самых разных ситуациях.

МП: Коучинг — это технология, которую может освоить любой человек, или все-таки это призвание, которое нужно найти?

М. А.: Отличный вопрос. Я сказала бы, что коучинг — это и то, и другое. Сейчас коучинг все больше приходит в образовательную сферу: технологии коучинга используют в общении учителя школ, преподаватели вузов, медики, социальные работники, политики и т. д. То есть коучинг предлагает очень эффективные техники общения и «формат» мышления, которые сегодня все активнее используются во всех областях, предполагающих взаимодействие с человеком.
Техники коучинга базируются на основных закономерностях работы человеческого мозга, именно поэтому они позволяют более эффективно использовать наши скрытые ресурсы. Люди гораздо умнее, чем они обычно считают, и технологии коучинга помогают проявить, вывести на поверхность их способности: способности мыслить, творить, интегрировать свою энергию. Умение правильно задавать вопросы — это особая профессия, требующая системных знаний и умений. Этим стандартизованным техникам и инструментам, безусловно, можно научить многих, причем особенно важно учить руководителей всех уровней. Кроме важного «технологического» аспекта, которым должен владеть каждый коуч, в коучинге есть «пространство творения», какие-то очень особенные области, которые требуют именно призвания. Люди могут развивать какое-то свое особое призвание в коучинге или вести коучинг на общих основаниях, каждый человек стремится реализовать те способности, которые заложены в нем от природы.

МП: В технологии коучинга часто используется условный залог — «а что, если…». Последний вопрос Вам позвольте сформулировать именно в этом ключе: если бы вас избрали, скажем, председателем ООН, и вы могли бы способствовать распространению коучинга на всей Земле, какое первое постановление в новой должности вы бы приняли?

М. А.: Что бы я сделала?.. Коучинг учит нас не столько декларировать ответы, сколько задавать вопросы, это очень «скромная» профессия.
Наверное, мой главный интерес бы был в том, чтобы, воспользовавшись массмедиа, предложить людям задавать определенные вопросы. Может быть, я предложила бы инициировать исследовательские проекты, связанные с изучением различных культур, пригласила бы представителей каждой отдельной культуры сыграть в ту же игру, которую вы мне предложили сыграть. Задать бы народам вопросы: что полезного вы способны дать своим детям, как можете помочь им стать более счастливыми — на глубинном уровне? Как сделать по-настоящему доступным для детей ваши ценности? Что бы ваша культура, ваша нация хотела бы привнести в жизнь своих детей?
Цель этих проектов была бы в том, чтобы помочь людям осознать себя, свою культуру, свои семьи, ценности их повседневной жизни. А далее — помочь им принять подлинно работающие на них решения и предпринять важные шаги для их реализации. Тогда люди начали бы находить лидерство в самих себе.

МП: Правильно ли я вас поняла: вы считаете, что нет «универсальных» готовых решений, поэтому главное — помочь людям самим найти то, что им нужно?

М. А.: Да. Именно в этом — суть и сердце коучинга. Мы не даем советов. Коучинг — это зона, свободная от советов. Именно поэтому, возможно, коучинг позволяет человеку прикоснуться к собственной мудрости… Помогает ему начать по-новому относиться к себе и к своей жизни. Помогает сфокусироваться на позитивном, на тех областях жизни, которые находятся в пределах его личного контроля. И главное — по собственному выбору начать строить собственную жизнь, предпринимать конкретные шаги для достижения собственных целей. Самостоятельно!

МП: Мерилин, большое спасибо за интересную беседу, вы поднимаете очень важные темы. Зависимость современного человека от внешних условий среды становится все меньше, он все активнее «создает себя сам». Основная, наверное, ценность коучинга даже не в том, что он позволяет «реорганизовать» внутреннюю энергетику людей и «запустить» самомотивацию, а в том, что он предлагает другое понимание человека, другое к нему отношение — основанное на партнерстве и вере в человека… И это очень важно! Мерилинн, вы очень помогающий и увлеченный человек; можно сказать, что вы являетесь воплощением идеи коучинга. Успехов вам и личного счастья!

-------------------------------------------------------------

Теория Х и теория Y
Дуглас Мак-Грегор (Douglas McGregor) — социолог, теоретик менеджмента сформулировал два подхода, которые менеджеры используют для управления подчиненными. Эти подходы основаны на различных взглядах на природу человека: принципиально негативного (теория X) и принципиально положительного (теории У). В конечном счете, именно эти взгляды детерминируют поведение и действия менеджеров по отношению к подчиненным: исходя из соответствующих предположений относительно человеческой мотивации, они придерживаются определенного стиля руководства (авторитарного в первом случае и демократического - во втором). Мак-Грегор утверждает, что именно положения «теории X» наиболее широко представлены (часто неявным образом) в существующей управленческой практике и в литературе об организациях.

Д-р Мерилин Аткинсон (Dr. Marilyn Atkinson) — доктор психологии, профессиональный тренер, консультант, преподаватель, коуч. Основатель и президент Erickson College International (Vancouver, Canada). Последователь известного Доктора Милтона Эриксона. Автор ряда обучающих методик, многочисленных публикакций. Известна во многих странах как одна из основателей и лидеров коучинга.

Редакция благодарит компанию Working People за помощь в организации интервью.


Назад к списку


Ближайшие
тренинги