Анна Лебедева: “Фраза “я тебя понял”, как и “я тебя услышал”, для коуча очень опасна”.

Назад к списку

opfr.jpg
Для того, чтобы услышать запрос клиента, его истинные потребности, коучу нужно подключать не только слух, но и чуткость своего сердца. Сегодня мы говорим с Анной Лебедевой об одной из ключевых компетенций профессионального коуча - глубинном слушании.


  Анна, предлагаю начать с формальных определений. Что такое “глубинное слушание” с позиции компетенций ICF и есть ли какие-то особенности тренировки этого навыка в рамках эриксоновской школы коучинга?

  Если мы обратимся к международным стандартам ICF, то компетенция носит название “активное слушание”, это сразу дает нам представление о роли коуча в коммуникации с клиентом. Мы слушаем, но не пассивно, просто принимая информацию, мы включены в процесс. Когда мы говорим про эриксоновский подход, в нашей школе слушание немножко отличается от других школ тем, что мы стараемся очень дозировано выражать свои мысли в рамках сессии. Мы стремимся научить коллег тому, что вся информация, которую коуч получает от клиента, может быть переработана в вопрос. Мы не заполняем сессию своим мнением, для нас гораздо важнее создать пространство мышления клиента. В этом пространстве мы, будто фонариком, направляем фокус внимания клиента на его цель, т.к. ориентированы на решение запроса, с которым клиент пришел на сессию.  


  Когда я думаю об активном слушании, мне сразу вспоминается фраза “Я тебя услышал”. Она часто используется для поддержания контакта в разговоре, но при этом звучит немного деревянно, скорее разрушает атмосферу доверия и принятия, нежели ее поддерживает. Есть ли в эриксоновской методологии какие-то альтернативные способы дать понять клиенту, что ты “его услышал”?

  Основная проблема с этим выражением в том, что это дословная калька с английского языка. Действительно, в разговоре между людьми один из собеседников может сказать “I hear you”. Другое дело, что в данном контексте эти слова не несут особой нагрузки, это похоже на междометие, которое мы просто вставляем  разговор. Когда вы слушаете свою подругу, которая рассказывает о последних новостях, вы же периодически добавляете “ага”, “угу”?  Как “okey”, так и “I hear you” не имеет того смысла, который возникает при переводе. Это междометия, которые являются приемом активного слушания. В англоязычной среде «I hear you» не значит, что собеседник действительно слушает тебя на уровне коучингового слушания, он просто добавляет эту фразу, побуждая собеседника к продолжению беседы.
Если возвращаться к контакту в контексте коучинга, то по-русски лучше было бы сказать: «Продолжай, расскажи об этом поподробнее». Или «А все вместе - что это для тебя? Ты сказал первое, второе, третье, а о чем это для тебя в целом?». Таким образом, мы исследуем два направления. С одной стороны, если человек говорит слишком общими фразами, мы можем у него спросить: «А если перейти к сути этого? Расскажи об этом поподробнее», чтобы он раскрыл тему и обнаружил, что лежит на глубине. А если он уже и так на глубине и запутался в деталях, то вместо «I hear you» - «я тебя слышу» - можно сказать: «А как это все вместе? Если все, что ты сказал, подытожить и вынести самое главное - какая красная нить?»


  Когда я читала статьи по теме, я встречала понятие “автобиографический тип слушания”. Что это такое? 


  Это тот способ, который каждый человек демонстрирует каждый день. Уровень концентрации внимания в нем примерно 50 на 50: на 50% человек слушает другого человека, на 50% осмысливает, как это соотносится с его опытом, а зачастую может и перехватить в какой-то момент инициативу и сказать: «Ты знаешь, а в моей жизни было по-другому. В этом вопросе я с тобой не соглашусь». В коучинге этот уровень слушания не очень применим, потому что он не служит цели распаковки лучшего в человеке, поиска его ресурсов, формировании гения в нем. На начальной стадии работы свой личный жизненный опыт является подпоркой для коуча, он помогает понять и осмыслить, о чем говорит человек. Чем больше он пытается понять, вникнуть, тем меньше он слышит человека и больше - свои проекции. 

  Часто коучи говорят своим клиентам: «Я тебя понял». Но как он может понять? Мы не можем понять супругов, родителей, даже собственных детей, как мы можем претендовать на то, чтобы понять человека, с которым встречаемся на час раз в неделю? Фраза “я тебя понял”, как и “я тебя услышал”, для коуча очень опасна. Я могу замечать, исследовать, но вряд ли смогу понимать другого человека. Как только я его понимаю, я перестаю исследовать, а это моя основная задача как коуча.


  По своей работе я знаю, что коммуникация - это очень интуитивный процесс. Есть ли в коучинговой позиции место для интуиции и как коучу отличить голос интуиции от тех же проекций, которые закрывают обзор в автобиографическом слушании?
 
  Действительно, начальные попытки коуча выразить интуитивные догадки зачастую не попадают в цель, потому что они базируются не на чистой интуиции, рожденной в моменте, а на жизненном опыте, что само по себе ведет коуча к стилю менторства, а не коучинга. Это хороший стиль, но другая профессия - ментор. Для того, чтобы в работе начали возникать чистые интуитивные догадки, нам для начала нужно пространство для обнуления. “Я ничего о тебе не знаю, ты мне никого из моей жизни не напоминаешь, я просто слушаю тебя в опыте исследователя”. Хорошая метафора этого состояния - ребенок, который подходит к ручью и смотрит, как окрашиваются водой и меняют цвет камни, как поток переливается на солнце. Ребенок рассматривает, исследует ручей, пробует кинуть в него палочку и наблюдает, как ее уносит течением. Мы открываем пространство чистого мышления, выключаем оценку и включаем восприятие. И тогда мы начинаем замечать, как в человеке что-то происходит. Я замечаю напряжение или вижу, как он глубоко вздыхает. Про что сейчас был этот вздох? Я возвращаю ему свои наблюдения в безоценочной форме и мы можем очень нежно их исследовать. Не на уровне действий, окружений, городов, стран, объемов бизнеса, а на уровне того, что с ним сейчас происходит, как он говорит о себе. 

  Если ты настраиваешься на волну ценностей и начинаешь слушать сердцем -  слушание становится легким. Для начала нам необходимо просто поисследовать, какие ценности вызывают большую вибрацию энергии, где человек включается, у него сверкают глаза, он меняет жестикуляцию, тон, ритм, становится сильнее. А где та область, которая невербально считывается как проблемная, где ему тяжело, необходимо развивать навыки, прорваться на новый уровень, где он замечает ограничения. Мы замечаем, что у него есть определенная модель мира, она сильно отличается от нашей. У него есть история, но эта история в свете его целей может стать другой. И коуч поддерживает его в этом принятии себя: узнать себя лучше, узнать свои сильные стороны и нересурсные привычки. Мы вслушиваемся в то, какую метафору о себе человек исследует. Это тайфун, цунами, шторм или он, как дельфин, а его жизнь, как волна, в согласие с которой он пытается войти? Когда коуч слушает глубинным активным слушанием, он прислушивается не к линейным логичным фактам, а к тому, что лежит за кадром: какие метафоры человек о себе рассказывает, как эти метафоры поддерживают его стратегию обучения, его отвагу, силу. 

  Если мы отходим от наших учебников, включаемся как исследователи с чистым интересом к человеку, тогда вопросы будут очень сильными, и интуиция нам подсказывает, как продолжать беседу. 


  Что делать, если интуитивные шаги в сессии не срабатывают? Если коуч старается, всем собой присутствует в контакте с клиентом, но его вопросы не помогают продвинуться глубже?

  Для того, чтобы действительно быть исследователем мира клиента, мы должны отважиться дать себе право на эпический провал, на серьезную ошибку. Есть несколько возможных причин, почему интуитивный вопрос или комментарий “не зашел” клиенту: может, он не готов сейчас это обдумывать, тема для него актуальна, но на нее нет ресурса; может, вместо интуиции автобиография во мне перехватила микрофон и то, что я говорю, не откликается в опыте клиента; может, причины находятся вне сессии.

 В глубинном слушании нужно принять то, что я могу “недоуслышать” и ошибиться. И выглядеть некрасиво в глазах клиента. Я могу сказать по собственному опыту: никакое количество тысяч (!) часов практики не страхует вас от ошибки. Не существует абсолютного профессионального совершенства. Для меня мое “совершенство” в том, чтобы сохранять включенность, интерес исследователя и глубину восприятия на протяжении текущей сессии. Я отдаю свое внимание клиенту на оговоренное время и буду помогать ему двигаться в сторону своей цели. Но я не волшебник (и даже не учусь), я просто человек. Если предыдущий шаг не сработал - я делаю следующий.

Чем дальше мы обсуждаем тему глубинного слушания, тем четче я осознаю: мы говорим не только о работе коуча. Нам всем очень нужен этот навык, в работе, личных отношениях, родительстве… 

 Да, это правда. Зачастую мы приходим домой откорректировать кого-то: поправить рубашечку, прервать человека и сказать, как ему надо действовать – дома-то мы уже не в коучинговом присутствии. Конечно, мы не можем применять этот подход ежесекундно - мы не идеальны, к тому же, каждый человек хочет самовыразиться, отстоять свое мнение, а с близкими не заключен контракт на коучинг. Но если мы попытаемся хотя бы на 5 минут в день, разговаривая с ребенком или мужем подключить навык глубинного слушания, мы сможем узнать о наших близких много нового. В МЭУк каждую весну проходит тренинг «Свобода любить или 9 навыков эмоциональной компетентности», на нем мы тренируем этот навык и в один из дней участники получают задание послушать глубинно своих близких, безоценочно принимая все, что они скажут.  
 
 Во многих из нас плотно укрепилось сильное когнитивное искажение - мы меряем других людей своей линейкой. Все, что мы знаем об этом мире, приходит через собственный опыт и он автоматически назначается универсальным. Глубинное слушание – это, пожалуй, такой хороший способ дойти до понимания, что другой человек – он другой.  

Мне кажется, что дойти до этого осознания - важный этап в работе коуча.

Узнать об этом однажды и утверждаться в этом знании каждую сессию. И тогда он не будет мне напоминать рыжего мальчика из моего класса, который воровал у меня карандаши. Это вообще другой человек, этот топ-менеджер из другой компании, ничем не связанный ни со мной, ни с моей школой. Со своей историей и со своим миром. Каждый из нас носит целый мир внутри, и довольно редко случается, что кто-то этим миром действительно интересуется. Представляете, как это прекрасно: ты приходишь, а человек тебя не обрывает, не прерывает, садится напротив и просто слушает. 



Беседовала Вероника Заец

9.jpg

Назад к списку


Ближайшие
тренинги