big_break.jpg

Интервью с Ириной Рязановой, Учредителем и Исполнительным директором Благотворительного фонда «Большая перемена». 

«Большая перемена» – благотворительный фонд, созданный в 2002 году. Помогает детям-сиротам найти свое место в жизни, получить достойное образование и обрести уверенность в своих силах, приобрести знания и опыт для дальнейших самостоятельных шагов. Делится своим опытом с людьми, которые взяли на себя ответственность за воспитание и обучение детей-сирот, — приемными родителями, педагогами, социальными работниками, волонтерами.
>>> https://bigchange.ru/ 


1. Ирина, с чего началось сотрудничество Большой перемены и Международного Эриксоновского Университета Коучинга? 

Сотрудничество Большой перемены и Эриксоновского Университета  началось с моей встречи и знакомства с удивительным человеком – Машей Погосовой* около 10 лет назад. Маши уже нет, а сотрудничество есть. На ее примере ясно видно: если правильно заложены основы – ценностные, видение, - того, зачем это все нужно, то это очень долго работает. Я помню эту первую встречу с Машей на Баррикадной в Шоколаднице, когда она говорила, что создается Эриксоновский Университет и она идет туда работать, и что ее личной миссией по жизни всегда была поддержка образования, школьного, для детей. Она увидела отклик и поддержку этого в самом Университете. И предложила: «А что если мы попробуем что-то сделать вместе?» 

С каждым диалогом рождается что-то новое. И мы вместе подумали, что знание коучинга и инструментарий коучинга в образовании очень нужен. Когда первые наши педагоги пошли учиться на базовый курс («Наука и искусство коучинга»), это были я и несколько моих коллег. За это время не меньше 15 человек, а может быть и больше, прошли базовый курс, не считая участия в специальных программах - «Свобода любить», «Квантовый ум» и во многих других. В дополнение к этому сейчас развивается проект индивидуального коучинга.


2. Когда ваши педагоги, члены вашей команды прошли базовый курс, что это привнесло в деятельность Большой перемены? Что это дает обладание этими знаниями коучинга?

Я бы сказала, здесь два вектора. С одной стороны, это очень сильно продвинуло нашу организацию, потому что организация общественная, сверху никем не заданная, и система управления и структура организации, все ее принципы и стратегии мы складывали сами. И так как на это времени у педагогов, у людей-практиков может не хватать, то все, чему мы учились в Университете, позволяло сложить эту систему. Кстати говоря, моя выпускная работа в Университете называлась «Управление в стиле коучинг». А так как первая группа была достаточно мощная и большая – то есть это не только об управленческих навыках, но и развитие педагогических способностей. Это была первая группа, очень мощная. И мы проводили в стиле коучинг планирование нашей ежедневной работы, видели, как в конкретных программах использовались элементы коучинга, мы рефлексировали. Была даже отдельная методическая встреча, посвященная применению коучинга в нашей педагогической деятельности. 

Кроме того, мы в сложных ситуациях друг другу проводили коуч-сессии, и это было очень полезно. Потом это со временем немного размылось, но как база осталось. И сейчас, хотя, возможно, системно мы не занимаемся, я все время вижу, как эта когда-то заложенная база продолжает работать. Раньше на всех стенах были «колеса» и ромбы… Сейчас символика, может быть, и ушла, но метод остался. Его даже сложно вычленить из повседневной деятельности Большой перемены. 


3. А действующий ныне проект – индивидуальный коучинг от коучей Эриксоновского Университета для сотрудников Большой перемены: что Вы можете сказать об этой части проекта? 
База была заложена, но всегда есть проблемные точки. Всегда есть те вопросы, до которых руками не дотянуться, а очевидно, что если вот прямо здесь ресурса не хватает, что если прямо сейчас не включиться, не помочь человеку,  то могут быть нехорошие последствия. В проект включаются те, кому предстоит решить сложный проект, такие прорывные точки для прорывных ситуаций – очень точечно. Благодаря этой «точечности» поддерживается та системность, которая была заложена изначально с помощью коучинга. И новые люди знакомятся с коучингом – это поддерживает внутреннюю культуру. Я считаю, что это нас очень продвигает. 

Я хотела бы поделиться одним кейсом. Подбор кадров в НКО – это всегда сложный вопрос. Один из членов команды оказался на перепутье. Было заметно, что ей нравится работать, и она понимает, что если она уйдет, то она нас подведет. С другой стороны, она сомневалась, и, вероятно, были личные или семейные планы.  Было очевидно, что много ее ресурсов уходит на этот «шпагат» и переживания – здесь или там. Тогда я ей предложила поработать с коучем над этим вопросом. Я сказала: «Конечно, как руководитель, я заинтересована тебя удержать любыми способами. Но с другой стороны, я как человек, понимаю, что это твоя жизнь, она не может быть потрачена ненужным для тебя способом. Более того, это плохо и для тебя и для «Большой перемены». Поэтому я открыта к любому исходу событий. Потому что если ты скажешь, что ты остаешься, то мы будем одним способом простраивать работу; если ты скажешь, что ты уходишь, то мы заранее, за полгода составим план – подготовимся, вместе подберем следующего человека». В результате коучинга она пришла сказать «Я ухожу». Теперь это была проработанная, осознанная позиция. Человек перестал тратить свои жизненные ресурсы на сомнения.  А у организации была возможность спланировать изменения.

И действительно, за следующие полгода мы подготовились к ее уходу, завершили ряд проектов. Это не было так, когда за две недели человек уходит – вы знаете, что в этом случае происходит в каждой организации. 

Я смотрю на эту историю как на очень успешную. Свобода человека и место, в котором он работает: когда ты не любым способом удерживаешь, а выигрывают все – это получается win – win. Для меня это очень показательно. 

Другой сотрудник до сих пор использует систему планирования, которую она разработала при поддержке коуча. Есть разные примеры. Но вот кейс с расставанием, это был особенный пример, который показал, как не идти против себя. У нас сохранились отличные отношения. Мы на связи. Если нам нужна какая-то помощь, она всегда сделает, всегда приходит в гости. Потому что мы правильно поступили! Поэтому особая благодарность! 

4. В чем - для тебя как для руководителя и для Большой перемены в целом – в чем ценность партнерских отношений с Международным Эриксоновским Университетом?

Для меня партнерство – вообще особая ценность. Для меня важно то, как оно складывается… Партнерство – это всегда интересы двух сторон. Это сеть, это сетевые отношения. Такие отношения складываются внутри «Большой перемены», такие отношения складываются с нашими ребятами, с которыми мы работаем, и со всеми нашими партнерами. Иногда меня спрашивают: «Сколько у тебя подчиненных?». У меня нет подчиненных. Потому что это партнерские отношения внутри организации – мы СО-трудники. Сегодня я директор, а завтра я могу мыть полы, потому что мне важно это дело. И на мой взгляд, дел на этой Земле очень много, разных; разных точек, в которых хорошо бы складывалось партнерство. Вот все говорят: «Вот хорошо было бы, если бы мы взяли вот это бревно и потащили его вместе». Но для этого нужно договориться, нужно сложиться, чтобы маленький ребенок мог пристроиться и свою веточку понести, и здоровый дядька широкоплечий… И вот складывание этого разного – с учетом этого разного – это очень большая ценность. 

Я вижу, как сдвигается, как продвигается дело социальной реабилитации детей-сирот – выпускников детских домов. Сложнейшая для России проблема. И как Эриксоновский Университет, непосредственно не решая эту проблему, тем не менее участвует в ее решении, вносит свой вклад. Причем вклад очень профессиональный, не кидаясь красить заборы, как иногда это бывает… 

Здесь мы именно сложились в этом партнерстве. Мне хочется верить, что это партнерство полезно и для другой стороны. Потому что партнерство – это не когда один получает, а другой отдает. Это когда мы вместе делаем что-то одно, общее, очень ценное. 

Примечательно, что миссия Эриксоновского Университета - «Меняем мир с каждым диалогом»  очень перекликается с названием нашего фонда – «Большая перемена», потому что это тоже про изменения в жизни других людей. У нас много общего. Так, в ситуациях, где мне видится несправедливость или чьи-то злые происки, мне очень помогает вспомнить, что с каждым все ОК, что человек сделал лучшее, что мог в этой ситуации. И мне важно понять, как помочь ему сделать что-то по-другому.  Это гениальные работающие принципы, они помогают в ситуациях, которые иногда выглядят ужасными. Люди не могут изначально хотеть зла. Они могут чего-то не понимать, не уметь, быть уставшими, не соединенными с самими собой… И эти принципы работают, когда начинаешь обращаться к лучшему в человеке, к той лучшей части его, которая точно есть. Он удивляется…. И начинает проявляться. Получается, что помогаешь не только ребятам, а и тем людям, которые иногда даже не предполагают этого. 

*Мария Погосова – один из основателей Международного Эриксоновского Университета Коучинга.


Интервью записала 

Алина Светлова, 
Коуч PCC ICF





Зарегистрироваться на тренинг 
Ближайшие
тренинги